Альфред Кох в роли «молодого говнюка из мэрии, готового отсосать прямо в приемной президента»

by Topbloger 16. февраля 2017 17:46

Журналист Дмитрий Запольский опубликовал воспоминания (1 , 2), касающиеся Альфреда Коха   и Анатолия Чубайса.  Сейчас автор воспоминаний эмигрировал из России в Тайланд, Кох скрывается от уголовных дел на территории Германии. Редакция агентства «Руспрес» приводит мемуары Запольского без изменений, за исключением замены точками отдельных букв в некоторых ругательствах. В половине восьмого водитель новенького Фольксвагена с надписью на борту «Милосердие — наш долг» притормозил возле Финляндского вокзала. Он халтурил после работы, искал пассажиров. И нашел. Чувак был с дипломатом, слегка подшофе, в сером плаще и шляпе. Куда? На «гражданку». Улица Вавиловых, 5. Ок, пятьдесят рублей. Сел в салон на заднее сиденье и задремал. Ехать не больше получаса, но микроавтобус новёхонький, а хозяин — строгий! Сам Даниил Гранин, председатель общества «Милосердие». А автобус ему подарили немцы. Для милосердных дел. Короче, неспешно ехал водитель по разбитым улицам. Дело было весной 1992 года. Где-то возле Пискаревки пассажир вдруг проснулся. Открыл дипломат, достал стечкина и пальнул в потолок пару раз. Шофер по тормозам. Чувак стоит сзади водительского сидения и тычет дулом в затылок: «Ты на кого сука работаешь?» Новенькое сидение мокрое. Мямлит: «На Гранина. Даниила Александровича, только не убивайте!» Пассажир еще раз стреляет в крышу. Шофер еще раз писается. Пассажир аккуратно кладет на сидение стечкина и дипломат, идет в конец салона и мирно засыпает. Шофер едет на Вавиловых, 5. Возле дома шепотом говорит: «Приехали». Пассажир вдруг просыпается, достает деньги, сует водителю и выходит. Тот срывается с места и несется домой к Гранину. Возле Литейного моста внезапно видит, что на сидении лежит дипломат и стечкин. Еще раз мочит сидение, паркуется и поднимается в квартиру. Герой социалистического труда Даниил Александрович Гранин, открывает и в ужасе выносит шоферу свои брюки: «Ты чего, совсем с ума сошел, ко мне домой пистолет принес! Едь скорее в военную комендатуру! Это же КГБ! Они же сейчас сюда придут! Это провокаций! Скорее!» И тут же идет менять уже свои брюки. Но быстро соображает, что после визита в комендатуру он скорее всего лишится не только водителя, но и подаренного автобуса. «Стой, кричит, погоди! Сначала надо к депутатам, чтобы акт составили!» И едут они не напрямую в комендатуру, а к в райсовет Дзержинского района. И уже там сдают под акт и пистолет, и дипломат. Дежурный депутат (представляете, была такая повинность, - дежурить по району) бежит в туалет, но освобождает мочевой пузырь по дороге и звонит в Ленсовет. А заодно копирует на ксероксе все бумаги из дипломата. И после этого дружная обоссаная компания прибывает в военную комендатуру на Садовую, где вручает охуевшему коменданту пахнущий порохом ствол и пачку бумаг. Комендант глядит на грифы «совершенно секретно» и «особой важности», но сдерживается и набирает номер дежурного по управлению министерства безопасности, был такой выкидыш у КГБ, пока оно не стало сначала АФБ, а потом ФСК и наконец ФСБ. Оттуда моментально приезжает черная «волга» и забирает волыну, дипломат и фотку, сделанную на кодак с дырками в крыше. Все расходятся. И только дежурный депутат везет копии документов в Мариинский дворец, в комиссию по правам человека, которая должна контролировать госбезопасность. Так бумаги попадают ко мне на стол. И так начинается большая история, которая во многом определила мою дальнейшую судьбу. А может и во всем......Далее...

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Список Компроматов